florentina

сребложь это и получишь сообщение от того, от кого хочешь получить сообщение

likol: aibj: jez-ast: chistyivandalism: eebalaja: graceful: vesovye: chistyivandalism: shineonme: chistyivandalism: shineonme: 14082013: chistyivandalism: sloveeetskaya: chistyivandalism: shineonme: chistyivandalism: dontcaare: chistyivandalism: shineonme: maybeican: booyah: chistyivandalism: shineonme: chistyivandalism: how-are-you: jez-ast: broken-sky:sexcocos:be-good:armyy:kkalenichenko: chistyivandalism: shineonme: bikergirl: lizabaliza: avokado.   distress: how-are-you: purrbunny: (via besaaaafe)                Из разряда того, что я буду ребложить всегда.   аминь магия вьюи работай!       очень нужно   нужно как никогда! вьюшечка помогай!                    блять, ладно. мне прям очень очень надо            

Кем я стала? На чистоту..

Когда твои чувства и искренность окунают в говно раз за разом, что-то отмирает. И это касается не только мужчин. Это касается всех людей. Боли я не чувствую больше и помоему в любовь даже не верю. За последний год во мне потихоньку оставался лишь холодный расчет. Сейчас я готова каждого послать нахуй в своей жизни, потому что ничего не чувствую к людям, к мужчинам. Набор слов, набор инстинктов, набор фальши. И когда  я сижу в красивом ресторане, смотрю на вечернюю Неву, на деревья, на свой замечательный салат, понимаю все это намного лучше того, что сидит напротив меня. Отдавать себя? Да провались. Я раздала себя всем, а в итоге что? В итоге гавна на палке даже не получила. Теперь пусть все сосут хуй, хочешь трахаться ? Плати деньги, покупай мне вещи, оплачивай квартиру. И как бы гадко сейчас это не звучало, но я все больше и больше склоняюсь к тому, чтобы не иметь все эти псевдоблядоотношения, а просто отдавать себя и получать за это жизнь в комфорте, себя красивую, путешествия, хорошие ужины в дорогих ресторанах, книги, концерты.  Все люди - прохожие в моей жизни. И мне на всех похуй.  Кем мы становимся, лишь наша заслуга.. Читая, твои слова понимаю, что думала, что ты сильнее, чем оказалась. Послать всех нахуй и быть сильной, лучшей, выше всего этого "гавна" смогут не все. Через какое-то время той жизни, которую ты выбрала сейчас, остановишься так же и поймешь, насколько ты была не права, что не собрала все последние силы и всю оставшуюся волю в кулак! Пусть это "говно", что было в твоей жизни плывет дальше, своим путем. Ты человечище! Развереуть свою жизнь на 180 градусов и изменить себя, вот что в критический момент нужно..хоть порой и нереальным кажется. Зато потом, оглядываясь назад, понимаешь насколько ты сильна, что преодалела свои слабости! Изменить себя, самое сложное в этом мире. Быть человеком с большой буквы..оставаться им всегда, не смотря ни на что! И увидишь, как изменится мир вокруг..

Хуй пойми

Вот живешь, живешь и все супер, а потом вдруг раз и приуныл... Как меня бесят такие моменты..осень, депрессняк, одна и та же картина каждый день, трабл трабл трабл...и это периодами, накатывает, накрывает, как цунами..потом внезапно отпускает и опять по спирали..и ты понимаешь, что не властен над своей жизнью, даже над своими эмоциями, настроением, сука ни над чем...опускаются руки и пропасть вокруг..пытаешься удержаться что есть сил и противостоять этому бреду....живешь, планируешь, мечтаешь, а потом оглядываешься назад..а позади столько лет впустую, на смарку, на свалку, не передать как обидно, какая печальтоска в душе..что подростковый максимализм, детские мечты никогда уже не сбудутся и никогда так не будет возможности пережить те моменты, мгновения твоих первых взрослых шагов, первых каких-либо эмоций..все уже в десятый-сотый раз одно и то же..и ты не умеешь так по-детски воспринимать мир, ты просто живешь, существуешь и ждешь чуда..а его может и не быть..потому что ты сам должен создать из своей жизни чудо..но у тебя сука просто нет силверыинадежды...а так, да..все супер) норм для всех всегда...
Florentina - ты огонь Оййй, Алиночка, спасибо!!) Ты сама огонь))) очень обаятельная, привлекательная

Откуда это?

– Похоже, ты пьян. Вглядываясь в жидкость в стакане, я ответил: – Все к тому и идет. Еще я жалок. – Ой, да брось ты. Рассказывай, что случилось. – Руби порвала со мной. Несколько секунд Макс молчал. – Она не сделала это. – Да, порвала. Наша связь в Нью-Йорке стоила ей работы, в то время как мне всего лишь погрозили пальчиком. И она думает, что теперь не попадет в программу Мэгги. Он тяжело вздохнул. – Вот дерьмо. – А я отправился ужинать с Порцией после ночи нашего первого секса, не зная, что Тони поставил ее перед выбором: я или ее работа. – И она выбрала тебя, – предположил мой брат. Я хохотнул, держа у рта стакан. – Именно. – Придурок. – Точно, – допив, я бросил стакан на пол. – Поэтому, разумеется, это была серьезная причина порвать со мной. – Значит, ты собираешься налакаться до потери пульса и валяться на диване, утопая в жалости к себе? – Ты же знаешь, как выглядела моя жизнь с Порцией, – начал я. – А с Руби… Я раньше никогда особенно не думал о детях или чтобы найти нечто, что есть у вас с Сарой, но с ней я захотел все это, – я посмотрел в окно на небо и недавно распустившиеся листья, подрагивающие на весеннем ветру. – Я никогда не буду в порядке после этого. Она меня изменила, а я… Я не хочу становиться прежним, – в телефоне повисла тишина, и я поднял свой стакан и снова наполнил его. – Поэтому напиться, чтобы забыть о своей потере – звучит неплохо. – Или же, – предположил он со смехом, звучащим как «ты мудила», – ты мог бы отправить свою тупую задницу поговорить с Мэгги. Мать твою, Найл. Можно подумать, у тебя нет возможностей. Выясни, что ты можешь сделать, и исправь уже это. Вот что нужно сделать, приятель.
Дата встречи неизвестна.. Месяц-два, идет уже десятый месяц без тебя, как будто сердце вырвали и не вернут никак..я с раной живу этой почти уже год, приезжай скорее исцели меня, родной!
Еще два месяца...жду уже семь
привет. я встретила мужчину.
и он, по ходу, не мудак.
и не нужны ему причины,
чтоб позвонить мне просто так.

он обнимает очень нежно
и на прощанье чмокнет в лоб.
и наша близость неизбежна.
он золотой без всяких проб.

он шлёт мне утром смс-ки
и каждый вечер перед сном.
его движения не резки.
живёт в «сейчас», а не в «потом».

вот, говорю тебе об этом,
и даже голос не дрожит.
он ненавидит сигареты.
в его словах ни капли лжи.

и он к друзьям не уезжает.
он вечно рядом. он со мной.
его ничто не раздражает
ни в жестах, ни во мне самой.

мы с ним по городу ночному.
мы вместе сутки напролёт.
и я нужна ему такому.
с тобой же - всё наоборот.

он пахнет dolce i gabbana,
и со щетиной не знаком,
и не тусит он в клубах пьяный,
и не приводит женщин в дом.

и я люблю его за это.
он только мой. а я - его.
тебе остались сигареты
и сладкий дым от ничего.

привет. я встретила мужчину.
тебе хотела вот сказать.
ответишь: «что за чертовщина?».
но мне, по ходу, наплевать.

takecareofmysoul: lalyona-: (via liudmila17)    

По мнению ученых-академиков РАН, литературоведов, эти книги должны входить в круг чтения каждого образованного человека современности... 

svaya:@tashamilky: wisha: over-the-moon:likeunbelievable:torisweet:lalussuria:my-views:flashdelirium:expelliarmus:samanthalee:batmaaan:morphinee:natashaaaaa:loveyoumorethanthis: В 15-16 лет:  1. Дж. Д. Селлинжер «Над пропастью во ржи» и рассказы.  2. Франц Кафка «Замок», «Процесс».  3. Кен Кизи «Над кукушкиным гнездом» («Полёт над гнездом кукушки»).  4. Венедикт Ерофеев «Москва-Петушки».  5. Хулио Кортасар "Выигрыши" (1960), "Игра в классики"(1963), "62. Модель для сборки" (1968), "Последний раунд"(1969), "Книга Мануэля" (1974).  6. Ф. М. Достоевский «Бедные люди», «Бесы», «Идиот», «Братья Карамазовы»,«Преступление и наказание».  7. С. Лем «Футурологический конгресс», «Насморк», «Эдем» и другие.  8. Виктор Пелевин «Чапаев и пустота», «Омон Ра», "Жизнь насекомых",«Желтая стрела», «Поколение "П"« («Generation P»)и другие.  9. Татьяна Толстая «Кысь».  10. Улицкая Л. «Казус Кукоцкого», "Медея и её дети".  11. Борис Акунин «Азазель», «Турецкий гамбит».  12. Юрий Мамлеев «Шатуны», «Московский гамбит», «Утопи мою голову», «Вечныйдом», "Шатуны".  13. Павел Крусанов «Ночь внутри», «Калевала. Карело-финский эпос», «Укусангела».  14. Стругацкие «Пикник на обочине», «Улитка на склоне», «Трудно быть богом».  15. Дейл Карнеги «Как выработать уверенность в себе и влиять на людей, выступаяпублично. Как завоевывать друзей и оказывать влияние на людей. Как перестатьбеспокоиться и начать жить».  16. Гарсиа Маркес Г. «Сто лет одиночества», «Осень патриарха», «Любовь во времячумы».  17. Лобсанг Рампа «Третий глаз» (1.Третий глаз. 2. Доктор из Лхасы. 3. История Рампы.4. Пещеры древних. 5. Ты - вечен. 6. Мудрость древних. 7. Отшельник. 8.Шафранная мантия. 9. Главы из жизни. 10. Жизнь с Ламой. 11. Огонь свечи. 12. Запределами 1/10. 13. Поддержание огня. 14. Тридцатая свеча. 15. Сумерки. 16. Какэто было. 17. Рампа на Венере. 18. Тибетский мудрец.).  18. Александра Давид-Нoэль "Мистики и маги Тибета".  19. Элизабет Хейч "Посвящение".  20. Марио Пьюзо «Крестный отец».  21. Э. М. Ремарк «На западном фронте без перемен», «Три товарища»,«Триумфальная арка»,«Черный обелиск» (собрание сочинений).  22. Л.Н. Толстой "Война и мир", «Анна Каренина».  23. М. Шолохов «Тихий Дон».  24. Б. Пастернак «Доктор Живаго», стихи.  25. М. Булгаков «Мастер и Маргарита», "Собачье сердце", "Белаягвардия", "Дни Турбиных", «Роковые яйца».  26. Мариэтта Чудакова "Жизнеописание Михаила Булгакова".  27. И. Бунин «Тёмные аллеи», «Жизнь Арсеньева», «Окаянные дни».  28. В. Н. Муромцева «Жизнь Бунина», «Беседы с памятью».  29. Ильф И. и Петров Е. «Двенадцать стульев», «Золотой телёнок», "ОдноэтажнаяАмерика".  30. Платонов А. «Котлован».  31. Замятин «Мы»  32. А. Солженицын «Один день Ивана Денисовича», "В круге первом","Раковый корпус", "Архипелаг ГУЛАГ", "Двести летвместе".  33. Голсуорси Дж. «Сага о Форсайтах»  34. Э. Хэмингуэй «Прощай, оружие!», «По ком звонит колокол».  35. Э. Золя «Жерминаль», «Чрево Парижа».  36. Шодерло де Ланкло «Опасные связи».  37. Ги де Мопассан «Милый друг», рассказы.  38. Г. Флобер «Госпожа Бовари».  39. Стендаль «Красное и чёрное», «Пармская обитель».  40. У. Теккерей «Ярмарка тщеславия».  41. Александр Мирер «Дом скитальцев».  42. М. Зощенко «Рассказы».  43. Стихи: О. Хайям, В. Шекспир, М. Басё, И. Крылов, Н. Некрасов, Ф. Тютчев, А.Фет, И. Северянин, С. Есенин, О. Мандельштам, Н. Гумилёв, М. Цветаева, В.Маяковский, Р. Рождественский, Булат Окуджава, Иосиф Бродский.  44. А. Ахматова «Вечер» (1912), «Чётки» (1914), «Белая стая» (1917),«Подорожник» (1921), «Anno Domini» (1922), «Бег времени». Воспоминания.  45. Э. Герштейн "Анна Ахматова и Лев Гумилев", мемуары.  46. Борис Носик «Анна и Амадео. История тайной любви Ахматовой и Модильяни, илиРисунок в интерьере».  47. А. Блок «Стихи» («Незнакомка» и другие).  48. М. А. Светлов «Стихи» («Гренада», "Песня о Каховке" и другие).  49. И.С. Тургенев  50. А.Н. Островский  51. А.П. Чехов  52. Н. Г. Чернышевский «Что делать»« (для разнообразия).  53. Куприн «Гранатовый браслет», «Суламифь».  54. Тэффи "Рассказы".  55. Оруэлл Дж. «1984».  56. Ю. Никитин «Трое из леса».  57. Мария Семёнова «Волкодав», «Право на поединок», «Истовик-камень», «Знамениепути», «Самоцветные горы», «Валькирия».  58. В. Пикуль «Моонзунд», «Фаворит», «Реквием каравану PQ-17».  59. В. Войнович "Жизнь и необычайные приключения солдата ИванаЧонкина", "Сказки для взрослых", "Запах шоколада".  60. В. Шукшин «Рассказы».  61. Василь Быков, Поляков, Курочкин, Богомолов (о Великой Отечественной).  62. Обручев «Земля Санникова».  63. Уолт Уитмен «Стихи».  64. С. Моэм «Театр», "Бремя страстей человеческих".  65. А. Белый «Петербург».  66. З. Гиппиус «Живые лица», стихи.  67. Гончаров И. А. «Обломов», «Обыкновенная история».  68. Майкл Муркок «Пустые земли», "Ледовая шхуна, или Экспедиция вНью-Йорк", "Хроники Корнелиуса", "Эльрик изМелнибона".  69. Владимир Леви «Искусство быть собой», «Искусство быть другим», «Нестандартный ребенок», «Исповедь гипнотизера».  70. Гёте И. В. «Фауст».  71. Данте «Божественная комедия».  72. Гомер «Иллиада», «Одиссея».  73. Стивен Кинг «Кладбище домашних животных», «Зелёная миля» и другие романы.  74. У. Голдинг «Повелитель мух».  75. Алекс Гарленд «Пляж».  76. Стокер Б. «Дракула».  77. Фрэнк Херберт «Дюна».  78. Филип Хозе Фармер " Летающие киты Исмаэля ", "Гнев ?6?  79. Харлан Эллисон «На пути к забвению».  80. М. Горький «Жизнь Клима Самгина».  81. Мольер Ж. Б. «Дон Жуан», «Смешные жеманницы», «Мещанин во дворянстве»,«Мизантроп», «Тартюф», «Скупой».  82. Уинстон Грум «Форрест Гамп».  83. Джон Уиндем "День триффидов".  После 17 лет:  1. Марсель Пруст «В поисках утраченного времени».  2. Джеймс Джойс «Улисс».  3. Умберто Эко «Имя Розы», «Маятник Фуко».  4. Эрик Берн «Люди, которые играют в игры. Игры, в которые играют люди», «Сексв человеческой жизни», «Введение в психиатрию и психоанализ для непосвященных».  5. Зигмунд Фрейд «Толкование сновидений», «Введение в психоанализ» (1910),«Психопатология обыденной жизни» (1904), «Я и Оно» (1923), «Тотем и табу»,«Очерки по психологии сексуальности».  6. Фромм Э. «Искусство любить», «Иметь или быть», «Бегство от свободы».  7. Юнг Карл Густав «Психология бессознательного», «Психологические типы»,«Человек и его символы», "Проблемы души нашего времени".  8. Виктор Франкл «Человек в поисках смысла».  9. Абрахам Гарольд Маслоу «Мотивация и личность».  10. М.Е. Литвак «Психологический вампиризм. Анатомия конфликта».  11. Фредерик Перлз «Внутри и вне помойного ведра. Радость. Печаль. Хаос.Мудрость».  12. Роберт Крукс, Карла Баур «Сексуальность».  13. Фридрих Ницше «Так говорил Заратустра».  14. Книги о мировых религиях: христианство, ислам, буддизм, индуизм, иудаизм идругие (например: Эррикер К. Буддизм; Бертронг Д. и Э. Конфуцианство; БессерманП. Каббала и еврейский мистицизм; Вонг Е. Даосизм; Каниткар В.П. (Хемант)Индуизм; Максуд Р. Ислам; Оливер П. Мировые религиозные верования; Фёрштайн Г.Тантра; Эрнст К.В. Суфизм; Янг Д. Христианство).  15. Библия.  16. Коран. Талмуд. Ригведа. Авеста. Брахмапада. Произведения Конфуция. Дао дэДзинь. Вернадский (о ноосфере). Кант (о идеализме). Кендо. Бусидо.Бодхиттсатва. Махамудра. Каббала. Бхагават-Гита.  17. В. В. Набоков «Защита Лужина», «Машенька», «Дар», «Лолита» и другие.  18. Патрик Зюскинд "Парфюмер", «Голубь», «История господина Зоммера».  19. Андре Жид "Яства земные", "Фальшивомонетчики","Тесные врата".  20. Хорхе Луис Борхес «Сад расходящихся тропок», «Книга вымышленных существ» идругие рассказы. «Шесть загадок для дона Исидро Пароди», «Семь вечеров».  21. Карлос Кастанеда «Учение Дона Хуана из племени Яки», «Отдельнаяреальность», «Путешествие в Икстлан», «Сказки о силе», «Второе кольцо силы»,«Дар Орла», «Огонь изнутри», «Сила безмолвия», «Искусство сновидения».  22. Тибетская книга мертвых - Бардо Тхедол  23. Генри Миллер «Тропик рака» и другие.  24. Энди Уорхол «Философия Энди Уорхола (От А к Б и наоборот)».  25. Г. Гессе «Демиан», «Степной волк», «Игра в бисер», «Сиддхартха».  26. Бернард Шоу "Дома вдовца", "Сердцеед", "Профессиямиссис Уоррен", "Ученик Дьявола", "Оружие и человек","Кандида", "Избранник судьбы", "Поживем -увидим", "Пигмалион", "Дом, где разбиваются сердца".  27. Альберт Камю "Чума", "Падение",»Посторонний».  28. Поль Верлен "Стихи" ("Морское", "Осенняяпесня", "Тени деревьев, таясь за туманом седым...", "Небонад городом плачет...", "Тоска", "Устав страдать, я сник исмолк...", "Прекрасней и глуше...", "GREEN","Гротески", "Поскольку брезжит день, поскольку вновь сиянье...").  29. Жан-Поль Сартр "Тошнота", "Слова", «Фрейд».  30. Артюр Рембо "Стихи".  31. Вирджиния Вулф «Комната Джейкоба», "Орландо", «К маяку»,"Миссис Дэллоуэй".  32. Том Шарп «Дальний умысел», "Уилт", "Новый расклад вПокерхаусе".  33. Клиффорд Д. Саймак "Всё живое...", "Почти как люди","Заповедник гоблинов", "Город", "Кольцо вокругСолнца".  34. Амброз Бирс "Словарь дьявола", рассказы.  35. Кобо Абэ "Женщина в песках", "Рассказы" («Человек-ящик»и другие).  36. Олдос Хаксли «Желтый Кром», «Шутовской хоровод», «Двери восприятия»,«Контрапункт», "О дивный новый мир" и другие.  37. Харуки Мураками "Трилогия Крысы" ("Слушай песню ветра","Пинбол-1973", "Охота на овец"),"Дэнс-дэнс-дэнс","Кафка на пляже".  38. Александр Митта «Кино между адом и раем».  39. Даниил Андреев "Роза мира".  40. Милан Кундера «Невыносимая легкость бытия», «Нарушенные завещания»,«Бессмертие», «Неспешность / Подлинность», «Вальс на прощание».  41. Арсеньев В.К. «По Уссурийскому краю», "Дерсу Узала".  42. Рю Мураками «Все оттенки голубого», «69».  43. Пауло Коэльо "Алхимик", «Одиннадцать минут».  44. Юкио Мисима «Исповедь маски», «Золотой храм», «Жажда любви».  45. Энтони Бёрджесс «Заводной апельсин», «Долгий путь к чаепитию», «Железо,ржавое железо».  46. Макс Фриш «Назову себя Гантенбайн».  47. У. Фолкнер «Посёлок».  48. Т. Уайлдер «Мартовские иды».  49. Джон Стейнбек «Гроздья гнева», «Консервный ряд», «К востоку от Эдема».  50. Ф.С.Фицджеральд «Великий Гэтсби», «Ночь нежна», Рассказы.  51. Кнут Гамсун «Голод», «Соки земли».  52. Р.М.Рильке Стихи.  53. Франсуаза Саган "Рыбья кровь", «Здравствуй, грусть». «Любите ливы Брамса»«. «Немного солнца в холодной воде», «Поводок».  54. Айтматов Ч. «Джамиля», «Тополек мой в красной косынке», «Верблюжий глаз»,«Первый учитель», «Материнское поле», «И дольше века длится день»«, «Плаха»,«Тавро Кассандры», «Белый пароход», «Пегий пес, бегущий краем моря».  55. Акутагава Рюноскэ (Рюноске) «Ад одиночества», «Табак и дьявол».  56. Апдайк Д. «Кролик, беги», «Кентавр», «Гертруда и Клавдий», «Давай поженимся».  57. Томас Стернс Элиот «Стихи».  58. Нил Гейман «Американские боги», «Коралина», «Дым и зеркала».  59. Аполлинер Г. «Стихи».  60. Апулей. «Метаморфозы, или Золотой осел».  61. Астуриас М. А. «Юный Владетель сокровищ», «Маисовые люди».  62. Бабель И. «Как это делалось в Одессе», «Конармия», рассказы.  63. В. Шаламов "Четвертая Вологда", Колымские рассказы. Стихи.  64. Барт Дж. «Плавучая опера».  65. Бах Р. «Чайка по имени Джонатан Ливингстон».  66. Бёлль Г. «Дом без хозяина».  67. Битов А. «Уроки Армении», «Грузинский альбом», «Пушкинский дом», «УлетающийМонахов», «Оглашенные».  68. Блейк У. «Песни невинности и опыта» (Стихи).  69. Бовуар С. де. «Прелестные картинки».  70. Бодлер Ш. «Цветы зла».  71. Боккаччо Дж. «Декамерон».  72. Бомарше. «Севильский цирюльник». «Женитьба Фигаро».  73. Иэн Бэнкс «Воронья дорога», «Мост», «Осиная Фабрика», «Шаги по стеклу».  74. Борис Васильев «А зори здесь тихие»«, "Картежник и бретер, игрок идуэлянт", "Утоли моя печали...".  75. Виан Б. «Осень в Пекине», «У всех мертвых одинаковая кожа».  76. В. Высоцкий Стихи.  77. Гань Бао. «Записки о поисках духов».  78. И.А. Ефремов "Таис Афинская", «Лезвие бритвы», "На краюОйкумены".  79. Ромен Гари «Обещание на заре»/»Обещание на рассвете», «Повинная голова».  80. Лесли Поулс Хартли «Смертельный номер» (рассказы).  81. Анри Барбюс «Нежность», "Огонь". Сборник новелл"Происшествия", "Правдивые истории".  82. Гарсиа Лорка Ф. «Песня хочет стать светом».  83. Гиляровский В. А. «Москва и москвичи».  84. Алексей Дидуров «Легенды и мифы Древнего Совка».  85. Гюнтер Грасс «Под местным наркозом», «Жестяной барабан», «Собачья жизнь»,«Из дневника улитки», «Рождение из головы».  86. Дали С. «Дневник гения».  87. Аманда Лир «DALI глазами Аманды».  88. Джеймс Г. «Поворот винта».  89. Довлатов С. «Жизнь коротка», «Заповедник», «Зона: (Записки надзирателя)». 90. Домбровский Ю. «Факультет ненужных вещей».  91. Дю Морье Д. «Козел отпущения», «Ребекка», «Французова бухта», «Королевскийгенерал», «Моя кузина Рейчел».  92. Еврипид. «Медея». «Ипполит». «Вакханки».  93. Захер-Мазох Л. фон. «Венера в мехах».  94. Казандзакис Н. «Последнее искушение».  95. Капоте Т. «Завтрак у Тиффани».  96. Кейн Дж. «Бабочка», «Почтальон всегда звонит дважды», «Двойная страховка».  97. Конфуций. Суждения и беседы.  98. Лоуренс Д. Г. «Сыновья и любовники», «Радуга», «Влюбленные женщины»,«Любовник леди Чаттерли».  99. Маккой Х. «В саване нет карманов», «Загнанных лошадей пристреливают, неправда ли»«.  100. Маркиз де Сад. «Жюстина, или Несчастья добродетели».    

Семь песен любви

1. у меня есть мальчик моей мечты,он мой дом,мои дни,опора,стена и рать.  обнимает - а у меня цветы где-то там в груди и от счастья хочется танцевать.  прижимает к себе - сжигаются все мосты,и по телу ток бежит в миллион ампер, отпускает - плохо до тошноты,мир становится мал,изжит и смертельно сер.  он хранитель всяких священных вер.  этот мальчик - ты.  2.  родинки на спине целовать без устали, слиться в одно - руками,словами,чувствами, целую ночь глядеться в родные карие, тихо шептать:"пожалуйста,не отдай меня". счастье мое,усталое,безупречное, я не прошу у Бога здоровья вечного.  только бы мы с тобой разделили старость - это и все,о чем мне мечтать осталось.  3.  я слепой подчиненный,сердце мне - командир.  моей нежности хватит,чтобы согреть весь мир.  я тебя не покину ни в трезвости,ни в бреду и любой ценой отведу от тебя беду.  если есть в мире правда - это твои глаза.  если есть исцеление - это твоя ладонь.  отказали давно уже все мои тормоза, и ничто не погасит этой любви огонь.  4.  я люблю тебя всеми своими стихами, босоногими вёснами, сладкими снами, заразительным смехом и запахом роз, одиночеством русских усталых берез.  я люблю как могу,изо всех своих сил, я люблю тебя так,как никто не любил.  5.  ты мой личный Будда,громоотвод,покоритель всех океанских вод, мой надежный тыл,мой родимый кров,сможешь вылечить правильней докторов.  ты моя вселенная,жизнь,душа,стерегу твой образ,едва дыша, ты во тьме ночной долгожданный свет и семья моя через много лет.  6.  если б можно было измерить нежность, то не грех уже и со счету сбиться.  сколько раз я падала в неизбежность, когда ты меня целовал в ключицы.  если б можно было измерить ласку, я бы все давно позабыла лица.  сколько раз я вновь попадала в сказку,чтобы права не было возвратиться.  если б можно было любовь измерить, то ничто б не стало ее дороже.  эту жизнь согласна тебе доверить, да и все дальнейшие,впрочем,тоже.  7.  ты даришь мне мир заветный и даришь земной покой.  спасибо тебе,мой светлый, что сделал меня такой.  среди кутерьмы несчастной  надежда моя и честь.  спасибо тебе,мой светлый, за то,что ты просто есть.  21.08.2014 Вербицкая Евгения
Я благодарна всем, кто от меня ушел, за то, что теперь со мной мужчина, лучше которого и не придумать.

vvp:

   
 

moreair:

Если два человека предназначены друг для друга судьбой, то рано или поздно их встреча состоится, причем самым неожиданным образом. Есть в этом что-то загадочное и необъяснимое. Они могут долго блуждать по жизни порознь, но настанет время, когда вселенная смилостивится над ними и соединит их

 

+
Брауни с творогом и вишней

besomebody:

foodphoto:
Очень хорошее сочетание! 
Мягкий, вкусный пирог!

Понадобится:
  • Шоколад горький 100 гр.,
  • Масло сливочное 120 гр.,
  • Сахар 150 гр.,
  • Яйца 4 шт.,
  • Мука пшеничная 150 гр.,
  • Разрыхлитель (без горки) 1 ч. л.,
  • Творог (мягкий) 300 гр.,
  • Ванильный сахар 1 пакетик,
  • Вишня (замороженная) 300 гр.,
  • Соль (щепотка).

Приготовление: 
Шоколад поломать на кусочки. 


Растопить вместе с маслом, на водяной бане. 

 

2 яйца и 50 грамм сахара, взбить миксером, добавить щепотку соли и ванильный сахар. 








Для творожного крема , творог смешать с сахаром(100 г) и оставшимися яйцами (2 шт.). 



Растереть миксером (или взбить в блендере), до кремообразного состояния. 



Во взбитые с сахаром яйца, добавить остуженный, растопленный шоколад. 


Перемешиваем миксером



Добавляем разрыхлитель. И муку. 


Перемешиваем миксером, на самой низкой скорости (я перемешала лопаткой)



В форму с высокими бортиками (21 см.), 


смазанную сливочным маслом, выливаем 1/3 теста. Распределяем по форме. 


Выкладываем половину творожной массы. 



На массу, размороженную вишню. Половину от всего количества. 


 Далее: тесто, 


творожная масса, 


вишня, 


тесто. Тесто стараться распределить равномерно, где-то это может не получаться, это не страшно. По верхнему слою, можно сделать разводы. 



Выпекаем 40-50 минут, в разогретой до 180 градусов духовке. Остужаем в форме. 



 Затем освобождаем от формы, 


режим на кусочки и .... наслаждаемся!!! 

 Приятного  чаепития!!!

П.С. Пришлось немного помучиться с распределением теста и творожной массы. Продуктов мало, еле-еле намазывались слои...
 
 

+

Рулет "Баунти"

likeunbelievable:

lookatyourself:

Ингредиенты:

Печенье 200 гр.

Сахар 20 гр.

какао 2 ст.л.

вода 100 мл.

кокосовая стружка 80 гр.

масло сливочное 80 гр.

сахарная пудра 60 гр.

Приготовление:

1. Печенье истолочь в крошку, добавить какао и перемешать. Сахар растворить в горячей воде и постепенно добавлять его к измельченному печенью, постоянно перемешивая, должна получиться упругая смесь.

2. Сливочное масло взбить с сахарной пудрой и перемешать с кокосовой стружкой. На пищевую пленку выложить смесь из печенья, сверху равномерно распределить кокосовый крем. Свернуть рулет. Убрать в морозильник минимум на 1 час.

3. Подавать порезав острым ножом на сегменты.

+

queen-of-donuts:

sea-intra:

Только не раскисай. В том и состоит твоя задача в нашей тяжелой жизни — сохранить сердце любящим и не раскисать не смотря ни на что. Чтобы не случилось, держи себя в руках и не падай духом.

Стивен Кинг

+
Она никогда на меня не обижалась.
Никогда.
Я знал многих женщин, но ни разу не встречал такой. До сих пор не могу понять, откуда в ней было столько силы подавлять в себе все обиды. А я очень хорошо понимал, насколько я делал ей больно.
В ответ она улыбалась такой робкой улыбкой и совсем не плакала.
Она уходила в другую комнату, закрывалась часа на четыре там и выходила, как ни в чем не бывало. Как будто ничего не было. Сначала я не понимал в чем дело, потом привык. Иногда мне даже не хватало сцен, истерик. Но я привык.
А знаете, что самое ужасное?
Один раз она не закрылась за дверью, она ушла.
Ушла и больше не вернулась. Я искал ее пол года, я звонил, спрашивал, писал, но ее нигде нет.
Прошло 2 года и три месяца.
Я считаю каждый день.

— (via someonesworld)

myloveesummer:

  

В мире так много прекрасного, так много прекрасных мест. Иногда смотришь на это все, дыхание перехватываешь, и ты не веришь, что все может быть настолько хорошо.

  

Я знаю, знаю, что такое боль,
Я знаю это все не понаслышке,
Когда тебя и поперек и вдоль
Ломают, режут и бросают с вышки.

Я знаю, знаю, что такое тьма,
В душе пустой ни лучика дневного,
Когда твой дом тебе же, как тюрьма,
Когда тебя считают за больного.

Я знаю, знаю, что такое ложь,
Когда тебе постыдно, в глаза глядя
Вновь врут и ты уж слов не разберешь
И думаешь о том: "Что мелишь, дядя?"

Я знаю, знаю, что такое боль
И как она порой переполняет,
Как изнутри и поперек и вдоль
Она тебя кусочками съедает.

Ириша Ершова

mypersonalhell:

katyakositsina:

ДЕВИЧЬЕ НЕВЫНОСИМОЕ
воспоминания воевавших женщин из книги Светланы Алексиевич
* * *
"Ехали много суток... Вышли с девочками на какой-то станции с ведром, чтобы воды набрать. Оглянулись и ахнули: один за одним шли составы, и там одни девушки. Поют. Машут нам - кто косынками, кто пилотками. Стало понятно: мужиков не хватает, полегли они, в земле. Или в плену. Теперь мы вместо них... Мама написала мне молитву. Я положила ее в медальон. Может, и помогло - я вернулась домой. Я перед боем медальон целовала..."

 "Один раз ночью разведку боем на участке нашего полка вела целая рота. К рассвету она отошла, а с нейтральной полосы послышался стон. Остался раненый. "Не ходи, убьют, - не пускали меня бойцы, - видишь, уже светает". Не послушалась, поползла. Нашла раненого, тащила его восемь часов, привязав ремнем за руку. Приволокла живого. Командир узнал, объявил сгоряча пять суток ареста за самовольную отлучку. А заместитель командира полка отреагировал по-другому: "Заслуживает награды". В девятнадцать лет у меня была медаль "За отвагу". В девятнадцать лет поседела. В девятнадцать лет в последнем бою были прострелены оба легких, вторая пуля прошла между двух позвонков. Парализовало ноги... И меня посчитали убитой... В девятнадцать лет... У меня внучка сейчас такая. Смотрю на нее - и не верю. Дите!" 

"У меня было ночное дежурство... Зашла в палату тяжелораненых. Лежит капитан... Врачи предупредили меня перед дежурством, что ночью он умрет... Не дотянет до утра... Спрашиваю его: "Ну, как? Чем тебе помочь?" Никогда не забуду... Он вдруг улыбнулся, такая светлая улыбка на измученном лице: "Расстегни халат... Покажи мне свою грудь... Я давно не видел жену..." Мне стало стыдно, я что-то там ему отвечала. Ушла и вернулась через час. Он лежит мертвый. И та улыбка у него на лице..."

 "И когда он появился третий раз, это же одно мгновенье - то появится, то скроется, - я решила стрелять. Решилась, и вдруг такая мысль мелькнула: это же человек, хоть он враг, но человек, и у меня как-то начали дрожать руки, по всему телу пошла дрожь, озноб. Какой-то страх... Ко мне иногда во сне и сейчас возвращается это ощущение... После фанерных мишеней стрелять в живого человека было трудно. Я же его вижу в оптический прицел, хорошо вижу. Как будто он близко... И внутри у меня что-то противится... Что-то не дает, не могу решиться. Но я взяла себя в руки, нажала спусковой крючок... Не сразу у нас получилось. Не женское это дело - ненавидеть и убивать. Не наше... Надо было себя убеждать. Уговаривать..." 

"И девчонки рвались на фронт добровольно, а трус сам воевать не пойдет. Это были смелые, необыкновенные девчонки. Есть статистика: потери среди медиков переднего края занимали второе место после потерь в стрелковых батальонах. В пехоте. Что такое, например, вытащить раненого с поля боя? Я вам сейчас расскажу... Мы поднялись в атаку, а нас давай косить из пулемета. И батальона не стало. Все лежали. Они не были все убиты, много раненых. Немцы бьют, огня не прекращают. Совсем неожиданно для всех из траншеи выскакивает сначала одна девчонка, потом вторая, третья... Они стали перевязывать и оттаскивать раненых, даже немцы на какое-то время онемели от изумления. К часам десяти вечера все девчонки были тяжело ранены, а каждая спасла максимум два-три человека. Награждали их скупо, в начале войны наградами не разбрасывались. Вытащить раненого надо было вместе с его личным оружием. Первый вопрос в медсанбате: где оружие? В начале войны его не хватало. Винтовку, автомат, пулемет - это тоже надо было тащить. В сорок первом был издан приказ номер двести восемьдесят один о представлении к награждению за спасение жизни солдат: за пятнадцать тяжелораненых, вынесенных с поля боя вместе с личным оружием - медаль "За боевые заслуги", за спасение двадцати пяти человек - орден Красной Звезды, за спасение сорока - орден Красного Знамени, за спасение восьмидесяти - орден Ленина. А я вам описал, что значило спасти в бою хотя бы одного... Из-под пуль..." 

"Что в наших душах творилось, таких людей, какими мы были тогда, наверное, больше никогда не будет. Никогда! Таких наивных и таких искренних. С такой верой! Когда знамя получил наш командир полка и дал команду: "Полк, под знамя! На колени!", все мы почувствовали себя счастливыми. Стоим и плачем, у каждой слезы на глазах. Вы сейчас не поверите, у меня от этого потрясения весь мой организм напрягся, моя болезнь, а я заболела "куриной слепотой", это у меня от недоедания, от нервного переутомления случилось, так вот, моя куриная слепота прошла. Понимаете, я на другой день была здорова, я выздоровела, вот через такое потрясение всей души..." 

"Меня ураганной волной отбросило к кирпичной стене. Потеряла сознание... Когда пришла в себя, был уже вечер. Подняла голову, попробовала сжать пальцы - вроде двигаются, еле-еле продрала левый глаз и пошла в отделение, вся в крови. В коридоре встречаю нашу старшую сестру, она не узнала меня, спросила: "Кто вы? Откуда?" Подошла ближе, ахнула и говорит: "Где тебя так долго носило, Ксеня? Раненые голодные, а тебя нет". Быстро перевязали голову, левую руку выше локтя, и я пошла получать ужин. В глазах темнело, пот лился градом. Стала раздавать ужин, упала. Привели в сознание, и только слышится: "Скорей! Быстрей!" И опять - "Скорей! Быстрей!" Через несколько дней у меня еще брали для тяжелораненых кровь". 

"Мы же молоденькие совсем на фронт пошли. Девочки. Я за войну даже подросла. Мама дома померила... Я подросла на десять сантиметров..." "Организовали курсы медсестер, и отец отвел нас с сестрой туда. Мне - пятнадцать лет, а сестре - четырнадцать. Он говорил: "Это все, что я могу отдать для победы. Моих девочек..." Другой мысли тогда не было. Через год я попала на фронт..." 

"У нашей матери не было сыновей... А когда Сталинград был осажден, добровольно пошли на фронт. Все вместе. Вся семья: мама и пять дочерей, а отец к этому времени уже воевал..." "Меня мобилизовали, я была врач. Я уехала с чувством долга. А мой папа был счастлив, что дочь на фронте. Защищает Родину. Папа шел в военкомат рано утром. Он шел получать мой аттестат и шел рано утром специально, чтобы все в деревне видели, что дочь у него на фронте..." 

"Помню, отпустили меня в увольнение. Прежде чем пойти к тете, я зашла в магазин. До войны страшно любила конфеты. Говорю:- Дайте мне конфет.Продавщица смотрит на меня, как на сумасшедшую. Я не понимала: что такое - карточки, что такое - блокада? Все люди в очереди повернулись ко мне, а у меня винтовка больше, чем я. Когда нам их выдали, я посмотрела и думаю: "Когда я дорасту до этой винтовки?" И все вдруг стали просить, вся очередь:- Дайте ей конфет. Вырежьте у нас талоны.И мне дали".

 "И у меня впервые в жизни случилось... Наше... Женское... Увидела я у себя кровь, как заору:- Меня ранило...В разведке с нами был фельдшер, уже пожилой мужчина. Он ко мне:- Куда ранило?- Не знаю куда... Но кровь...Мне он, как отец, все рассказал... Я ходила в разведку после войны лет пятнадцать. Каждую ночь. И сны такие: то у меня автомат отказал, то нас окружили. Просыпаешься - зубы скрипят. Вспоминаешь - где ты? Там или здесь?"

 "Уезжала я на фронт материалисткой. Атеисткой. Хорошей советской школьницей уехала, которую хорошо учили. А там... Там я стала молиться... Я всегда молилась перед боем, читала свои молитвы. Слова простые... Мои слова... Смысл один, чтобы я вернулась к маме и папе. Настоящих молитв я не знала, и не читала Библию. Никто не видел, как я молилась. Я - тайно. Украдкой молилась. Осторожно. Потому что... Мы были тогда другие, тогда жили другие люди. Вы - понимаете?" 

"Формы на нас нельзя было напастись: всегда в крови. Мой первый раненый - старший лейтенант Белов, мой последний раненый - Сергей Петрович Трофимов, сержант минометного взвода. В семидесятом году он приезжал ко мне в гости, и дочерям я показала его раненую голову, на которой и сейчас большой шрам. Всего из-под огня я вынесла четыреста восемьдесят одного раненого. Кто-то из журналистов подсчитал: целый стрелковый батальон... Таскали на себе мужчин, в два-три раза тяжелее нас. А раненые они еще тяжелее. Его самого тащишь и его оружие, а на нем еще шинель, сапоги. Взвалишь на себя восемьдесят килограммов и тащишь. Сбросишь... Идешь за следующим, и опять семьдесят-восемьдесят килограммов... И так раз пять-шесть за одну атаку. А в тебе самой сорок восемь килограммов - балетный вес. Сейчас уже не верится..." 

"Я потом стала командиром отделения. Все отделение из молодых мальчишек. Мы целый день на катере. Катер небольшой, там нет никаких гальюнов. Ребятам по необходимости можно через борт, и все. Ну, а как мне? Пару раз я до того дотерпелась, что прыгнула прямо за борт и плаваю. Они кричат: "Старшина за бортом!" Вытащат. Вот такая элементарная мелочь... Но какая это мелочь? Я потом лечилась... 

"Вернулась с войны седая. Двадцать один год, а я вся беленькая. У меня тяжелое ранение было, контузия, я плохо слышала на одно ухо. Мама меня встретила словами: "Я верила, что ты придешь. Я за тебя молилась день и ночь". Брат на фронте погиб. Она плакала: "Одинаково теперь - рожай девочек или мальчиков". 

"А я другое скажу... Самое страшное для меня на войне - носить мужские трусы. Вот это было страшно. И это мне как-то... Я не выражусь... Ну, во-первых, очень некрасиво... Ты на войне, собираешься умереть за Родину, а на тебе мужские трусы. В общем, ты выглядишь смешно. Нелепо. Мужские трусы тогда носили длинные. Широкие. Шили из сатина. Десять девочек в нашей землянке, и все они в мужских трусах. О, Боже мой! Зимой и летом. Четыре года... Перешли советскую границу... Добивали, как говорил на политзанятиях наш комиссар, зверя в его собственной берлоге. Возле первой польской деревни нас переодели, выдали новое обмундирование и... И! И! И! Привезли в первый раз женские трусы и бюстгальтеры. За всю войну в первый раз. Ха-а-а... Ну, понятно... Мы увидели нормальное женское белье... Почему не смеешься? Плачешь... Ну, почему?" 

"В восемнадцать лет на Курской Дуге меня наградили медалью "За боевые заслуги" и орденом Красной Звезды, в девятнадцать лет - орденом Отечественной войны второй степени. Когда прибывало новое пополнение, ребята были все молодые, конечно, они удивлялись. Им тоже по восемнадцать-девятнадцать лет, и они с насмешкой спрашивали: "А за что ты получила свои медали?" или "А была ли ты в бою?" Пристают с шуточками: "А пули пробивают броню танка?" Одного такого я потом перевязывала на поле боя, под обстрелом, я и фамилию его запомнила - Щеголеватых. У него была перебита нога. Я ему шину накладываю, а он у меня прощения просит: "Сестричка, прости, что я тебя тогда обидел..." 

"Замаскировались. Сидим. Ждем ночи, чтобы все-таки сделать попытку прорваться. И лейтенант Миша Т., комбат был ранен, и он выполнял обязанности комбата, лет ему было двадцать, стал вспоминать, как он любил танцевать, играть на гитаре. Потом спрашивает:- Ты хоть пробовала?- Чего? Что пробовала? - А есть хотелось страшно.- Не чего, а кого... Бабу!А до войны пирожные такие были. С таким названием.- Не-е-ет...- И я тоже еще не пробовал. Вот умрешь и не узнаешь, что такое любовь... Убьют нас ночью...- Да пошел ты, дурак! - До меня дошло, о чем он.Умирали за жизнь, еще не зная, что такое жизнь. Обо всем еще только в книгах читали. Я кино про любовь любила..." 

"Она заслонила от осколка мины любимого человека. Осколки летят - это какие-то доли секунды... Как она успела? Она спасла лейтенанта Петю Бойчевского, она его любила. И он остался жить. Через тридцать лет Петя Бойчевский приехал из Краснодара и нашел меня на нашей фронтовой встрече, и все это мне рассказал. Мы съездили с ним в Борисов и разыскали ту поляну, где Тоня погибла. Он взял землю с ее могилы... Нес и целовал... Было нас пять, конаковских девчонок... А одна я вернулась к маме..." 

"Был организован Отдельный отряд дымомаскировки, которым командовал бывший командир дивизиона торпедных катеров капитан-лейтенант Александр Богданов. Девушки, в основном, со средне-техническим образованием или после первых курсов института. Наша задача - уберечь корабли, прикрывать их дымом. Начнется обстрел, моряки ждут: "Скорей бы девчата дым повесили. С ним поспокойнее". Выезжали на машинах со специальной смесью, а все в это время прятались в бомбоубежище. Мы же, как говорится, вызывали огонь на себя. Немцы ведь били по этой дымовой завесе..." "Перевязываю танкиста... Бой идет, грохот. Он спрашивает: "Девушка, как вас зовут?" Даже комплимент какой-то. Мне так странно было произносить в этом грохоте, в этом ужасе свое имя - Оля". 

"И вот я командир орудия. И, значит, меня - в тысяча триста пятьдесят седьмой зенитный полк. Первое время из носа и ушей кровь шла, расстройство желудка наступало полное... Горло пересыхало до рвоты... Ночью еще не так страшно, а днем очень страшно. Кажется, что самолет прямо на тебя летит, именно на твое орудие. На тебя таранит! Это один миг... Сейчас он всю, всю тебя превратит ни во что. Все - конец!" 

"И пока меня нашли, я сильно отморозила ноги. Меня, видимо, снегом забросало, но я дышала, и образовалось в снегу отверстие... Такая трубка... Нашли меня санитарные собаки. Разрыли снег и шапку-ушанку мою принесли. Там у меня был паспорт смерти, у каждого были такие паспорта: какие родные, куда сообщать. Меня откопали, положили на плащ-палатку, был полный полушубок крови... Но никто не обратил внимания на мои ноги... Шесть месяцев я лежала в госпитале. Хотели ампутировать ногу, ампутировать выше колена, потому что начиналась гангрена. И я тут немножко смалодушничала, не хотела оставаться жить калекой. Зачем мне жить? Кому я нужна? Ни отца, ни матери. Обуза в жизни. Ну, кому я нужна, обрубок! Задушусь..." "Там же получили танк. Мы оба были старшими механиками-водителями, а в танке должен быть только один механик-водитель. Командование решило назначить меня командиром танка "ИС-122", а мужа - старшим механиком-водителем. И так мы дошли до Германии. Оба ранены. Имеем награды. Было немало девушек-танкисток на средних танках, а вот на тяжелом - я одна". 

"Нам сказали одеть все военное, а я метр пятьдесят. Влезла в брюки, и девочки меня наверху ими завязали". "Пока он слышит... До последнего момента говоришь ему, что нет-нет, разве можно умереть. Целуешь его, обнимаешь: что ты, что ты? Он уже мертвый, глаза в потолок, а я ему что-то еще шепчу... Успокаиваю... Фамилии вот стерлись, ушли из памяти, а лица остались... " 

"У нас попала в плен медсестра... Через день, когда мы отбили ту деревню, везде валялись мертвые лошади, мотоциклы, бронетранспортеры. Нашли ее: глаза выколоты, грудь отрезана... Ее посадили на кол... Мороз, и она белая-белая, и волосы все седые. Ей было девятнадцать лет. В рюкзаке у нее мы нашли письма из дома и резиновую зеленую птичку. Детскую игрушку..." 

"Под Севском немцы атаковали нас по семь-восемь раз в день. И я еще в этот день выносила раненых с их оружием. К последнему подползла, а у него рука совсем перебита. Болтается на кусочках... На жилах... В кровище весь... Ему нужно срочно отрезать руку, чтобы перевязать. Иначе никак. А у меня нет ни ножа, ни ножниц. Сумка телепалась-телепалась на боку, и они выпали. Что делать? И я зубами грызла эту мякоть. Перегрызла, забинтовала... Бинтую, а раненый: "Скорей, сестра. Я еще повоюю". В горячке..." 

"Я всю войну боялась, чтобы ноги не покалечило. У меня красивые были ноги. Мужчине - что? Ему не так страшно, если даже ноги потеряет. Все равно - герой. Жених! А женщину покалечит, так это судьба ее решится. Женская судьба..."

 "Мужчины разложат костер на остановке, трясут вшей, сушатся. А нам где? Побежим за какое-нибудь укрытие, там и раздеваемся. У меня был свитерочек вязаный, так вши сидели на каждом миллиметре, в каждой петельке. Посмотришь, затошнит. Вши бывают головные, платяные, лобковые... У меня были они все..." "Под Макеевкой, в Донбассе, меня ранило, ранило в бедро. Влез вот такой осколочек, как камушек, сидит. Чувствую - кровь, я индивидуальный пакет сложила и туда. И дальше бегаю, перевязываю. Стыдно кому сказать, ранило девчонку, да куда - в ягодицу. В попу... В шестнадцать лет это стыдно кому-нибудь сказать. Неудобно признаться. Ну, и так я бегала, перевязывала, пока не потеряла сознание от потери крови. Полные сапоги натекло..." 

"Приехал врач, сделали кардиограмму, и меня спрашивают:- Вы когда перенесли инфаркт?- Какой инфаркт?- У вас все сердце в рубцах.А эти рубцы, видно, с войны. Ты заходишь над целью, тебя всю трясет. Все тело покрывается дрожью, потому что внизу огонь: истребители стреляют, зенитки расстреливают... Летали мы в основном ночью. Какое-то время нас попробовали посылать на задания днем, но тут же отказались от этой затеи. Наши "По-2" подстреливали из автомата... Делали до двенадцати вылетов за ночь. Я видела знаменитого летчика-аса Покрышкина, когда он прилетал из боевого полета. Это был крепкий мужчина, ему не двадцать лет и не двадцать три, как нам: пока самолет заправляли, техник успевал снять с него рубашку и выкрутить. С нее текло, как будто он под дождем побывал. Теперь можете легко себе представить, что творилось с нами. Прилетишь и не можешь даже из кабины выйти, нас вытаскивали. Не могли уже планшет нести, тянули по земле". "Мы стремились... Мы не хотели, чтобы о нас говорили: "Ах, эти женщины!" И старались больше, чем мужчины, мы еще должны были доказать, что не хуже мужчин. А к нам долго было высокомерное, снисходительное отношение: "Навоюют эти бабы..." 

"Три раза раненая и три раза контуженная. На войне кто о чем мечтал: кто домой вернуться, кто дойти до Берлина, а я об одном загадывала - дожить бы до дня рождения, чтобы мне исполнилось восемнадцать лет. Почему-то мне страшно было умереть раньше, не дожить даже до восемнадцати. Ходила я в брюках, в пилотке, всегда оборванная, потому что всегда на коленках ползешь, да еще под тяжестью раненого. Не верилось, что когда-нибудь можно будет встать и идти по земле, а не ползти. Это мечта была! Приехал как-то командир дивизии, увидел меня и спрашивает: "А что это у вас за подросток? Что вы его держите? Его бы надо послать учиться".

 "Мы были счастливы, когда доставали котелок воды вымыть голову. Если долго шли, искали мягкой травы. Рвали ее и ноги... Ну, понимаете, травой смывали... Мы же свои особенности имели, девчонки... Армия об этом не подумала... Ноги у нас зеленые были... Хорошо, если старшина был пожилой человек и все понимал, не забирал из вещмешка лишнее белье, а если молодой, обязательно выбросит лишнее. А какое оно лишнее для девчонок, которым надо бывает два раза в день переодеться. Мы отрывали рукава от нижних рубашек, а их ведь только две. Это только четыре рукава..." 

"Идем... Человек двести девушек, а сзади человек двести мужчин. Жара стоит. Жаркое лето. Марш бросок - тридцать километров. Жара дикая... И после нас красные пятна на песке... Следы красные... Ну, дела эти... Наши... Как ты тут что спрячешь? Солдаты идут следом и делают вид, что ничего не замечают... Не смотрят под ноги... Брюки на нас засыхали, как из стекла становились. Резали. Там раны были, и все время слышался запах крови. Нам же ничего не выдавали... Мы сторожили: когда солдаты повесят на кустах свои рубашки. Пару штук стащим... Они потом уже догадывались, смеялись: "Старшина, дай нам другое белье. Девушки наше забрали". Ваты и бинтов для раненых не хватало... А не то, что... Женское белье, может быть, только через два года появилось. В мужских трусах ходили и майках... Ну, идем... В сапогах! Ноги тоже сжарились. Идем... К переправе, там ждут паромы. Добрались до переправы, и тут нас начали бомбить. Бомбежка страшнейшая, мужчины - кто куда прятаться. Нас зовут... А мы бомбежки не слышим, нам не до бомбежки, мы скорее в речку. К воде... Вода! Вода! И сидели там, пока не отмокли... Под осколками... Вот оно... Стыд был страшнее смерти. И несколько девчонок в воде погибло..." 

"Наконец получили назначение. Привели меня к моему взводу... Солдаты смотрят: кто с насмешкой, кто со злом даже, а другой так передернет плечами - сразу все понятно. Когда командир батальона представил, что вот, мол, вам новый командир взвода, все сразу взвыли: "У-у-у-у..." Один даже сплюнул: "Тьфу!" А через год, когда мне вручали орден Красной Звезды, эти же ребята, кто остался в живых, меня на руках в мою землянку несли. Они мной гордились". 

"Ускоренным маршем вышли на задание. Погода была теплая, шли налегке. Когда стали проходить позиции артиллеристов-дальнобойщиков, вдруг один выскочил из траншеи и закричал: "Воздух! Рама!" Я подняла голову и ищу в небе "раму". Никакого самолета не обнаруживаю. Кругом тихо, ни звука. Где же та "рама"? Тут один из моих саперов попросил разрешения выйти из строя. Смотрю, он направляется к тому артиллеристу и отвешивает ему оплеуху. Не успела я что-нибудь сообразить, как артиллерист закричал: "Хлопцы, наших бьют!" Из траншеи повыскакивали другие артиллеристы и окружили нашего сапера. Мой взвод, не долго думая, побросал щупы, миноискатели, вещмешки и бросился к нему на выручку. Завязалась драка. Я не могла понять, что случилось? Почему взвод ввязался в драку? Каждая минута на счету, а тут такая заваруха. Даю команду: "Взвод, стать в строй!" Никто не обращает на меня внимания. Тогда я выхватила пистолет и выстрелила в воздух. Из блиндажа выскочили офицеры. Пока всех утихомирили, прошло значительное время. Подошел к моему взводу капитан и спросил: "Кто здесь старший?" Я доложила. У него округлились глаза, он даже растерялся. Затем спросил: "Что тут произошло?" Я не могла ответить, так как на самом деле не знала причины. Тогда вышел мой помкомвзвода и рассказал, как все было. Так я узнала, что такое "рама", какое это обидное было слово для женщины. Что-то типа шлюхи. Фронтовое ругательство..." 

"Про любовь спрашиваете? Я не боюсь сказать правду... Я была пэпэже, то, что расшифровывается "походно-полевая жена. Жена на войне. Вторая. Незаконная. Первый командир батальона... Я его не любила. Он хороший был человек, но я его не любила. А пошла к нему в землянку через несколько месяцев. Куда деваться? Одни мужчины вокруг, так лучше с одним жить, чем всех бояться. В бою не так страшно было, как после боя, особенно, когда отдых, на переформирование отойдем. Как стреляют, огонь, они зовут: "Сестричка! Сестренка!", а после боя каждый тебя стережет... Из землянки ночью не вылезешь... Говорили вам это другие девчонки или не признались? Постыдились, думаю... Промолчали. Гордые! А оно все было... Но об этом молчат... Не принято... Нет... Я, например, в батальоне была одна женщина, жила в общей землянке. Вместе с мужчинами. Отделили мне место, но какое оно отдельное, вся землянка шесть метров. Я просыпалась ночью от того, что махала руками, то одному дам по щекам, по рукам, то другому. Меня ранило, попала в госпиталь и там махала руками. Нянечка ночью разбудит: "Ты чего?" Кому расскажешь?" 

"Мы его хоронили... Он лежал на плащ-палатке, его только-только убило. Немцы нас обстреливают. Надо хоронить быстро... Прямо сейчас... Нашли старые березы, выбрали ту, которая поодаль от старого дуба стояла. Самая большая. Возле нее... Я старалась запомнить, чтобы вернуться и найти потом это место. Тут деревня кончается, тут развилка... Но как запомнить? Как запомнить, если одна береза на наших глазах уже горит... Как? Стали прощаться... Мне говорят: "Ты - первая!" У меня сердце подскочило, я поняла... Что... Всем, оказывается, известно о моей любви. Все знают... Мысль ударила: может, и он знал? Вот... Он лежит... Сейчас его опустят в землю... Зароют. Накроют песком... Но я страшно обрадовалась этой мысли, что, может, он тоже знал. А вдруг и я ему нравилась? Как будто он живой и что-то мне сейчас ответит... Вспомнила, как на Новый год он подарил мне немецкую шоколадку. Я ее месяц не ела, в кармане носила. Сейчас до меня это не доходит, я всю жизнь вспоминаю... Этот момент... Бомбы летят... Он... Лежит на плащ-палатке... Этот момент... А я радуюсь... Стою и про себя улыбаюсь. Ненормальная. Я радуюсь, что он, может быть, знал о моей любви... Подошла и его поцеловала. Никогда до этого не целовала мужчину... Это был первый..." 

"Как нас встретила Родина? Без рыданий не могу... Сорок лет прошло, а до сих пор щеки горят. Мужчины молчали, а женщины... Они кричали нам: "Знаем, чем вы там занимались! Завлекали молодыми п... наших мужиков. Фронтовые б... Сучки военные..." Оскорбляли по-всякому... Словарь русский богатый... Провожает меня парень с танцев, мне вдруг плохо-плохо, сердце затарахтит. Иду-иду и сяду в сугроб. "Что с тобой?" - "Да ничего. Натанцевалась". А это - мои два ранения... Это - война... А надо учиться быть нежной. Быть слабой и хрупкой, а ноги в сапогах разносились - сороковой размер. Непривычно, чтобы кто-то меня обнял. Привыкла сама отвечать за себя. Ласковых слов ждала, но их не понимала. Они мне, как детские. На фронте среди мужчин - крепкий русский мат. К нему привыкла. Подруга меня учила, она в библиотеке работала: "Читай стихи. Есенина читай". 

"Ноги пропали... Ноги отрезали... Спасали меня там же, в лесу... Операция была в самых примитивных условиях. Положили на стол оперировать, и даже йода не было, простой пилой пилили ноги, обе ноги... Положили на стол, и нет йода. За шесть километров в другой партизанский отряд поехали за йодом, а я лежу на столе. Без наркоза. Без... Вместо наркоза - бутылка самогонки. Ничего не было, кроме обычной пилы... Столярной... У нас был хирург, он сам тоже без ног, он говорил обо мне, это другие врачи передали: "Я преклоняюсь перед ней. Я столько мужчин оперировал, но таких не видел. Не вскрикнет". Я держалась... Я привыкла быть на людях сильной..." Подбежав к машине, открыла дверку и стала докладывать:- Товарищ генерал, по вашему приказанию...Услышала:- Отставить...Вытянулась по стойке "смирно". Генерал даже не повернулся ко мне, а через стекло машины смотрит на дорогу. Нервничает и часто посматривает на часы. Я стою. Он обращается к своему ординарцу:- Где же тот командир саперов?Я снова попыталась доложить:- Товарищ генерал...Он наконец повернулся ко мне и с досадой:- На черта ты мне нужна!Я все поняла и чуть не расхохоталась. Тогда его ординарец первый догадался:- Товарищ генерал, а может, она и есть командир саперов?Генерал уставился на меня:- Ты кто?- Командир саперного взвода, товарищ генерал.- Ты - командир взвода? - возмутился он.- Так точно, товарищ генерал!- Это твои саперы работают?- Так точно, товарищ генерал!- Заладила: генерал, генерал...Вылез из машины, прошел несколько шагов вперед, затем вернулся ко мне. Постоял, смерил глазами. И к своему ординарцу:- Видал? 

"Муж был старшим машинистом, а я машинистом. Четыре года в теплушке ездили, и сын вместе с нами. Он у меня за всю войну даже кошку не видел. Когда поймал под Киевом кошку, наш состав страшно бомбили, налетело пять самолетов, а он обнял ее: "Кисанька милая, как я рад, что я тебя увидел. Я не вижу никого, ну, посиди со мной. Дай я тебя поцелую". Ребенок... У ребенка все должно быть детское... Он засыпал со словами: "Мамочка, у нас есть кошка. У нас теперь настоящий дом". 

"Лежит на траве Аня Кабурова... Наша связистка. Она умирает - пуля попала в сердце. В это время над нами пролетает клин журавлей. Все подняли головы к небу, и она открыла глаза. Посмотрела: "Как жаль, девочки". Потом помолчала и улыбнулась нам: "Девочки, неужели я умру?" В это время бежит наш почтальон, наша Клава, она кричит: "Не умирай! Не умирай! Тебе письмо из дома..." Аня не закрывает глаза, она ждет... Наша Клава села возле нее, распечатала конверт. Письмо от мамы: "Дорогая моя, любимая доченька..." Возле меня стоит врач, он говорит: "Это - чудо. Чудо!! Она живет вопреки всем законам медицины..." Дочитали письмо... И только тогда Аня закрыла глаза..." 

"Пробыла я у него один день, второй и решаю: "Иди в штаб и докладывай. Я с тобой здесь останусь". Он пошел к начальству, а я не дышу: ну, как скажут, чтобы в двадцать четыре часа ноги ее не было? Это же фронт, это понятно. И вдруг вижу - идет в землянку начальство: майор, полковник. Здороваются за руку все. Потом, конечно, сели мы в землянке, выпили, и каждый сказал свое слово, что жена нашла мужа в траншее, это же настоящая жена, документы есть. Это же такая женщина! Дайте посмотреть на такую женщину! Они такие слова говорили, они все плакали. Я тот вечер всю жизнь вспоминаю... Что у меня еще осталось? Зачислили санитаркой. Ходила с ним в разведку. Бьет миномет, вижу - упал. Думаю: убитый или раненый? Бегу туда, а миномет бьет, и командир кричит: "Куда ты прешь, чертова баба!!" Подползу - живой... Живой!" 

"Два года назад гостил у меня наш начальник штаба Иван Михайлович Гринько. Он уже давно на пенсии. За этим же столом сидел. Я тоже пирогов напекла. Беседуют они с мужем, вспоминают... О девчонках наших заговорили... А я как зареву: "Почет, говорите, уважение. А девчонки-то почти все одинокие. Незамужние. Живут в коммуналках. Кто их пожалел? Защитил? Куда вы подевались все после войны? Предатели!!" Одним словом, праздничное настроение я им испортила... Начальник штаба вот на твоем месте сидел. "Ты мне покажи, - стучал кулаком по столу, - кто тебя обижал. Ты мне его только покажи!" Прощения просил: "Валя, я ничего тебе не могу сказать, кроме слез".  

"Я до Берлина с армией дошла... Вернулась в свою деревню с двумя орденами Славы и медалями. Пожила три дня, а на четвертый мама поднимает меня с постели и говорит: "Доченька, я тебе собрала узелок. Уходи... Уходи... У тебя еще две младших сестры растут. Кто их замуж возьмет? Все знают, что ты четыре года была на фронте, с мужчинами... " Не трогайте мою душу. Напишите, как другие, о моих наградах..." 

"Под Сталинградом... Тащу я двух раненых. Одного протащу - оставляю, потом - другого. И так тяну их по очереди, потому что очень тяжелые раненые, их нельзя оставлять, у обоих, как это проще объяснить, высоко отбиты ноги, они истекают кровью. Тут минута дорога, каждая минута. И вдруг, когда я подальше от боя отползла, меньше стало дыма, вдруг я обнаруживаю, что тащу одного нашего танкиста и одного немца... Я была в ужасе: там наши гибнут, а я немца спасаю. Я была в панике... Там, в дыму, не разобралась... Вижу: человек умирает, человек кричит... А-а-а... Они оба обгоревшие, черные. Одинаковые. А тут я разглядела: чужой медальон, чужие часы, все чужое. Эта форма проклятая. И что теперь? Тяну нашего раненого и думаю: "Возвращаться за немцем или нет?" Я понимала, что если я его оставлю, то он скоро умрет. От потери крови... И я поползла за ним. Я продолжала тащить их обоих... Это же Сталинград... Самые страшные бои. Самые-самые. Моя ты бриллиантовая... Не может быть одно сердце для ненависти, а второе - для любви. У человека оно одно".  

"Кончилась война, они оказались страшно незащищенными. Вот моя жена. Она - умная женщина, и она к военным девушкам плохо относится. Считает, что они ехали на войну за женихами, что все крутили там романы. Хотя на самом деле, у нас же искренний разговор, это чаще всего были честные девчонки. Чистые. Но после войны... После грязи, после вшей, после смертей... Хотелось чего-то красивого. Яркого. Красивых женщин... У меня был друг, его на фронте любила одна прекрасная, как я сейчас понимаю, девушка. Медсестра. Но он на ней не женился, демобилизовался и нашел себе другую, посмазливее. И он несчастлив со своей женой. Теперь вспоминает ту, свою военную любовь, она ему была бы другом. А после фронта он жениться на ней не захотел, потому что четыре года видел ее только в стоптанных сапогах и мужском ватнике. Мы старались забыть войну. И девчонок своих тоже забыли..." 

"Моя подруга... Не буду называть ее фамилии, вдруг обидится... Военфельдшер... Трижды ранена. Кончилась война, поступила в медицинский институт. Никого из родных она не нашла, все погибли. Страшно бедствовала, мыла по ночам подъезды, чтобы прокормиться. Но никому не признавалась, что инвалид войны и имеет льготы, все документы порвала. Я спрашиваю: "Зачем ты порвала?" Она плачет: "А кто бы меня замуж взял?" - "Ну, что же, - говорю, - правильно сделала". Еще громче плачет: "Мне бы эти бумажки теперь пригодились. Болею тяжело". Представляете? Плачет."  

"Мы поехали в Кинешму, это Ивановская область, к его родителям. Я ехала героиней, я никогда не думала, что так можно встретить фронтовую девушку. Мы же столько прошли, столько спасли матерям детей, женам мужей. И вдруг... Я узнала оскорбление, я услышала обидные слова. До этого же кроме как: "сестричка родная", "сестричка дорогая", ничего другого не слышала... Сели вечером пить чай, мать отвела сына на кухню и плачет: "На ком ты женился? На фронтовой... У тебя же две младшие сестры. Кто их теперь замуж возьмет?" И сейчас, когда об этом вспоминаю, плакать хочется. Представляете: привезла я пластиночку, очень любила ее. Там были такие слова: и тебе положено по праву в самых модных туфельках ходить... Это о фронтовой девушке. Я ее поставила, старшая сестра подошла и на моих глазах разбила, мол, у вас нет никаких прав. Они уничтожили все мои фронтовые фотографии... Хватило нам, фронтовым девчонкам. И после войны досталось, после войны у нас была еще одна война. Тоже страшная. Как-то мужчины оставили нас. Не прикрыли. На фронте по-другому было".  

"Это потом чествовать нас стали, через тридцать лет... Приглашать на встречи... А первое время мы таились, даже награды не носили. Мужчины носили, а женщины нет. Мужчины - победители, герои, женихи, у них была война, а на нас смотрели совсем другими глазами. Совсем другими... У нас, скажу я вам, забрали победу... Победу с нами не разделили. И было обидно... Непонятно..."  

"Первая медаль "За отвагу"... Начался бой. Огонь шквальный. Солдаты залегли. Команда: "Вперед! За Родину!", а они лежат. Опять команда, опять лежат. Я сняла шапку, чтобы видели: девчонка поднялась... И они все встали, и мы пошли в бой..."


не выдержала. расплакалась под конец. 

Рыдаю. Это надо перечитывать почаще...